мировой судья г. Богородицка Тульской области коррупционер

Письмо от:  

Уважаемая редакция «Пусть говорят»!

Я, Прокофьев Геннадий Иванович, 1970 г.р., проживающий г. Липецк, ул. В. Терешковой, д.1/1 кв.2, 89103549527 прошу провести журналистское расследование о судебном произволе. Думаю, что подобное дело не единственное.
Поправки в уголовный и административный кодексы ужесточили наказание при оставлении ДТП. А если водителя, который «скрылся» с места ДТП, судят по предварительному сговору группы лиц? Так по статье 12.27 ч.2 КоАП РФ 28 сентября 2017 года мировой судья г. Богородицка Тульской области только по показаниям двух свидетелей – родственников потерпевшего, не проводя ни одной экспертизы, признал меня виновным в наезде на пешехода и оставлении места происшествия и назначил 10 суток ареста.
В период ареста никаких следственных действий по данному факту проведено не было. Моя фура, на которой я, по версии следствия, совершил наезд на пешехода, не была изъята сотрудниками ГИБДД на штраф-стоянку.
Мировой судья в доказательства совершения мной административного правонарушения привела следующие доказательства: протоколы, справки, рапорты. Однако, в п. 4 постановления судья утверждает, что «письменные объяснения 1 и 2 свидетелей аналогичны тем, что дали в судебном заседании». Показания свидетелей отличаются не только друг от друга (один показывает, что ехал за моим грузовиком на расстоянии 30 м., а другая за ним на расстоянии 100-150 м.), но и письменные объяснения ГИБДД о ДТП от данных показаний в зале суда. В судебном заседании свидетельница-пассажирка в тёмное время суток увидела за 100-150 м. не только цифры номера моей фуры, но и человека на обочине в тёмной одежде без светоотражающих элементов. Второй свидетель в суде показал, что «не смотрел на обочину», однако в письменных объяснениях ГИБДД увидел, как «пешеход упал на правой обочине под металлическую изгородь». Судья также не приняла к сведению, что на схеме ДТП было пятно бурого цвета (возможно кровь), и она не была изъята сотрудниками ГИБДД. В протоколе осмотра моего транспортного средства сказано, что повреждений в результате ДТП нет. Прямых доказательств участия меня в ДТП нет, но меня все равно осудили.
Росгосстрах потерпевшему сразу после суда первой инстанции выплатил около 360 тысяч рублей, не дожидаясь апелляционного, кассационного и Верховного судов.
Так как при «совершенном» наезде 40-тонной машиной на пешехода, у которого были сломаны только задние отрезки ребер, причинен тяжкий вред здоровью, заведено уголовное дело № 1.18.01700005.090009 от 08.01.2018 г. по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УПК РФ. Следствие велось 5 месяцев и 12 дней, причем следственный эксперимент состоялся 15 апреля и 30 мая 2018 года. Следователь устранился от всестороннего рассмотрения дела. Других версий о ДТП или причастности свидетелей к причинению вреда здоровья потерпевшего следователем отработано не было. Следователь не подверг сомнению схему ДТП, составленную в 21.00 час 27 сентября 2017 года, и протокол осмотра места совершения административного правонарушения, составленный 27 сентября 2017 года в 23 часа 30 минут. Так на схеме ДТП изображены следы крови и головной убор, которые не были изъяты с места ДТП. Однако, свидетели в своих показаниях следователю говорят о ботинке, а не о головном уборе. В ходе предварительного следствия следователем СО МОМВД России «Богородицкий» были проведены следственные следующие эксперименты:
1. 15 апреля 2018 года проведена проверка показаний основного свидетеля на месте (л.д.130 Том1). При проведении данного эксперимента (с 18.00 до 21.00 часа) не соблюден принцип проведения в то же время суток, при той же освещенности, в сходных с исследуемым событием метеорологических и звуковых условиях: заход солнца 27.09.2017 г. происходил 18 часов 18 минут, а 15.04.2018 г. в 19 часов 33 минуты. По показаниям свидетелей было темно. На фото № 6,4,3 зафиксированы сумерки и не указано время фотографирования.
2. 30 мая 2018 года проверены показания потерпевшего (л. д. 189–198 Том 1) в светлое время суток (с 14.00 до 15.35) на месте (фото № 2), который показал пешеходный переход. Однако, ДТП зафиксировано в темное время суток, что подтверждается письменными объяснениями свидетелей. Согласно схеме ДТП, составленной 27 сентября 2017 года в 21.00 час инспектором ГИБДД на 243 км + 305 м пешеходный переход не зафиксирован, а отмечены знаки 5.15.3 и разметки 1.2.1, 1.8. На карте yandex.ru/maps Богородицк пешеходный переход от таблички «243 км» находится приблизительно на расстоянии 140 м, а от таблички 244 км – 245 м. Согласно карте yandex.ru/maps схема ДТП не соответствует 243 км + 305 м. Поэтому показания пострадавшего подлежат сомнению. Все пешеходные переходы снабжены лестницей на пешеходную дорожку, которая не мешает проезду транспортных средств и позволяет пешеходом двигаться безбоязненно. Так как на схеме отсутствует пешеходный переход, следовательно, потерпевший в состоянии алкогольного опьянения (по заключению эксперта - 1,43 г/дм3) двигался по правой стороне обочины, без светоотражающих элементов на одежде, нарушая постановление Правительства РФ от14.11.2014 № 1197 об обязательном наличии их с 1 июля 2015 года.
3. При проверке показаний свидетеля, который видел силуэт человека, не зафиксировано положение автопоезда и пешехода относительно друг друга (фотографии представлены отдельно). Однако, событие которое происходило, должно быть зафиксировано в той же или реконструированной обстановке. Сомнение вызывает представленные расстояния от легковой машины до грузовой и до пешехода. В следственном эксперименте не был дан ответ на вопрос: мог ли данный свидетель увидеть за 100–150 м. пешехода, двигающегося впереди фуры по правой стороне обочины? При следственных действиях участвовал автомобиль на 2,5 м. меньше, чем мой автопоезд (с использованием тех же или сходных предметов).
Из материалов дела л. д. 235-237 Том 1 указано, что 27 сентября 2017 года с абонентского номера +79539631231, зарегистрированного на свидетеля, количество выполненных и принятых звонков и SMS с 18.48 до 22.00 было многочисленным, о чём свидетельствуют сведения с базовых станций. В данный промежуток времени телефон находился в зоне действий разных базовых станций, расположенных на приличных расстояниях друг от друга. Даже, якобы, в момент дачи письменного объяснения сотрудникам ГИБДД в 20 часов 10 минут свидетель находилась на значительном расстоянии от трассы М-4 «Дон альтернатива» (Тульская область, город Богородицк, ул. Спортивная, д. 1б).
Следователь отказывал в проведении автотехнической экспертизы, т.к., по его словам: «… оснований для назначения автотехнической экспертизы нет, поскольку нарушения Прокофьевым Г.И. ПДД установлены показаниями свидетелей.».
В заключении специалиста № 73-1018 от 30 октября 2018 г. Сорокотяга Е. А., к которому я обратился для проведения экспертизы, был сделан вывод: «Объяснения водителя и пассажира автомобиля Ситроен С4 при условиях происшествия, указанных в материалах уголовного дела № 1.18.01700005.090009, с технической точки зрения не состоятельно. Пассажир автомобиля Ситроен С4 не имел технической возможности заметить и различить объект в виде пешехода, находящегося на правой обочине по ходу движения.»
Суд первой инстанции по уголовному делу утверждает, что свидетельствовать о невиновности подсудимого не может. При этом:
- не была проведена автотехническая экспертиза;
- не было приобщено к делу транспортное средство в качестве вещественного доказательства;
- не были изъяты следы крови, обнаруженные на месте ДТП;
- не было установлено нахождение на автомобиле каких-либо следов наезда на потерпевшего;
- не было выявлено нахождение на одежде потерпевшего лакокрасочного покрытия от машины;
- свидетели на момент ожидания полиции и на момент написания объяснения находились в зоне разных базовых станций;
- на схеме ДТП отсутствовал пешеходный переход.
Таким образом, что же является доказательством моей вины?
Судья признал меня виновным и назначил наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года 6 месяцев (я не могу выезжать за пределы города Липецка), лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года 6 месяцев. Тем самым, лишив меня средств проживания, работы и семьи, обязав выплатить Росгосстраху и потерпевшему в сумме около 700 тыс. руб.
Апелляционный суд по уголовному делу после предоставления независимой экспертизы даже не поставил под сомнения действия следователя и суда первой инстанции.
Лично я ожидаю справедливого решения в кассационном суде общей юрисдикции, который начинает работу в октябре 2019 года. Надеюсь, что это дело заинтересует редакцию своей бездоказательностью в рассмотрении таких дел. Судья будут выносить решения не по свидетельским показаниям, а по фактам и доказательствам, подтвержденные экспертизами.

(орфография письма сохранена)

 
 
Оставить сообщение используя соцсеть ВКонтакте
 
Написать комментарий через Facebook
Ваши комментарии помогут быстрее решить проблему, пишите правду, не бойтесь, ваше сообщение будет опубликовано анонимно!



По всем возникающим вопросам пишите нам на почту
25