обратилась в поликлинику №2 больницы 8 к врачу Работновой

Письмо от:  
от Лебедевой Ольги Владимировны
г. Ярославль, проезд Ушакова, д.7-б, кВ. 55


27 марта 2019 года у меня умерла мама в возрасте 90 лет. 4 года была лежачей больной после падения и удара затылком. Я за ней ухаживала. Мы всю жизнь жили с ней вдвоем, я все силы посвящала ей, мы были с ней как лучшие подруги. Она вдова ветерана войны, ее проверяли каждый год, весной брали кровь. Анализы в июне 2018 прошлого года были все хорошие, как и за все 4 года, говорили «бабушку в космос можно посылать». Я старательно ухаживала за ней. Готовила все только свежее, кормила фруктами и овощами из нашего сад. В этом году скормила ей почти15кг клубники. Все четыре года у нее был хороший аппетит, до конца любила длительно слушать музыку по программам ТВ, мы с ней общались, она мной интересовалась, разговаривала по телефону с сыном, интерес к жизни не был потерян до последнего времени. С декабря постепенно пошло ухудшение, появились пролежни, полгода назад я пролежни залечила, эти не поддавались. Я обратилась в поликлинику №2 больницы 8 к врачу Работновой с просьбой сделать ей в декабре анализ крови на биохимию. Ответили- нет сестер, некого послать. Я жалею, что не обратилась в ярославский департамент здравоохранения и к заведующим поликлиники с требованием провести анализ, понадеялась на проверку в мае к празднику победы, а она не дожила до нее. Я хочу обратить внимание на отношение к пожилым людям в 90-95 лет. У всех врачей настрой- пожила, пора умирать, врачи во всех отклонениях от нормы видят у них приближающийся конец. Говорят о нем, не опираясь на анализы. Когда у мамы появились пролежни, я их обрабатывала, обрабатывала и здоровую кожу. 27 марта 2019г. ей сделали операцию на пролежне и сказали- готовьтесь. Врачи очень плохо дают советы по уходу за гнойными пролежнями, лечат хлоргексидином. Я слишком поздно, после операции узнавала о гелях Хартмана от гноя, Агросульфане для заживления от гнойных ран, лечащих повязках. Бетантен плюс и солкосерил помогли ранее только при небольших пролежнях. Через месяц через департамент здравоохранения и заведующую поликлиники я направила маму в 10 больницу ( бывшее МСЧ НПЗ). Перед отправкой ей врач скорой помощи и перевозка сделали ЭКГ, обе ЭКГ нормальное. Но скорая сделала на пальце прибором замеры пульса, оказалось 105. Врач заявила: «Наверно, прибор не исправен», рекомендовала чай. Зачем ездить с неисправным прибором к больным? Но это было не так. Когда скорая уехала, я пыталась руками и прибором для измерения давления измерить давление. Полная чехарда, ниточный пульс, все трепыхается. Дала чаю, в голове было, что ЭКГ нормальное. При операции 27 февраля хирург потребовал прикладывать хлорофиллипт. По инструкции он разводится водой и новокаином. Через каждые 8 часов я прикладывала салфетки с 3 ампулами по 5 мл к ране от пролежня. Я говорила хирургу и участковому терапевту 2 поликлиники 8 больницы, что мама не выносит новокаин. 10 лет назад при операции от укола новокаина у нее была остановка сердца, ее откачали. Она также не выносила обычный спирт, от ваты со спиртом на коже у нее сильное покраснение. От вина на дне рюмки у нее красные пятна на лице. Но врачи сказали- прикладывайте. И с 27 февраля я ей прикладывала новокаин. На днях мне знакомая женщина сказала, что если она прикладывает ватку с новокаина к зубу, сердце у нее очень часто трепыхается. Я по 3 ампулы через 8 часов прикладывала. Я думаю при нормально ЭКГ и всегда хорошем ритме ее сердца такой пульс и ритм был у нее в последнее время от новокаина. 26 марта 2019г. маму увезли в больниу№10. Сделали анализ крови, но сказали только после смерти, что в нем повышены лейкоциты, и в 3 раза повышена мочевина в крови. Сказали, что это все от воспаления пролежней и от гноя, который я удаляли протирками. И почки страдают от пролежней, мне сказали- не справились почки. До 21 часа 26 марта ждали анестезиолога. Не сделав ЭКГ, даже не замерив давление, пульс, сердечный ритм хотя бы о обычным прибором для измерения давления увезли в 21 час в перевязочную, она очень там кричала. Ей вырезали пролежни, вывезли из перевязочной всю в пятнах крови. Дома она все время лежала на надувном ячеистом противопролежневом матрасе и подкладочном резиновом круге под крестцом, я ее поворачивала. Я круг хотела подложить после операции, на что мне сказали « да теперь уже не за чем». Они уже знали, что она ночью умрет, даже не вычистили четвертый последний пролежень. После операции в 21 час она меня больше не узнавала. Я всю ночь была рядом с ней. Я удивилась , что в 3 часа ночи 27 марта у нее руки стали прохладные, наивно думала прочистка помогла от температуры . У нее дома прыгала температура от 36.6 до 37.8, руки всегда горячие . У меня был оптимистический настрой, я ждала улучшения. А она уже холодела. Около 5 часов утра пошло урежение дыхания. Я побежала к врачам, что она умирает, полчаса никто не подходил, не дали кислородной подушки. Врач померила около 6 часов давление, сказала пульс ниточный, аритмия, она умирает. Но такое же трепыхание, аритмию я мерили вечером дома после скорой, и ее лечили чаем, а теперь умирает. Все время я ее обмахивала газетой, просила вколоть адреналин, дать кислородную подушку, но ничего не сделали, все ждали ее смерти. В 6 часов 15 минут мама умерла. Сделали вскрытие, несмотря на мои протесты. Патологоанатом сказал, что все органы в норме. Я спросила про почки, он сказал, что и почки тоже - даже нет признаков гипертонии. Заведующая нашей поликлинике сказала, что в 3 раза увеличение мочевины в крови не смертельно. Так от чего умерла моя мама? Органы все в норме и почки, увеличение мочевины не смертельное, ЭКГ нормальное, год назад в июне анализы крови по биохимии и общий были прекрасные. Я говорила это врачам. Похоже, было нарушение ритма от новокаина. Но 26 марта врач скорой 15 минут несла какую-то чушь в дверях маминой комнаты, что к нам уже не едут врачи скорой, посылают фельдшеров, да и их не надо посылать, потому что здесь нечего делать, она уходит. Вместо того, чтобы помочь, проверить внимательно ритм сердца и пульс, померить их, понять причину отклонений. Надо менять отношение врачей скорой помощи, больниц и поликлиник. Они считают пожилых в 90-100 лет готовыми трупами, относятся халатно к их здоровью, не вникают в причины отклонений. А у них здоровые органы, мы их любим, за ними следим, они не пьют, не курят, ведут здоровый образ жизни, стараются беречься для нас. Патологоанатом сказал, что накануне в морге была такая же бабушка со здоровыми органами. Старики гибнут из-за невнимательного, халатного к ним отношения, возможно, преступного. Врачи досрочно их хоронят. Нельзя сулить о здоровье пожилых по их внешнему виду, когда человеку плохо все бледные , плохо выглядят. Еще месяц назад врачи скорой помощи сказали, как бабушка хорошо выглядит, а в последнее время она сдала и сразу стали ее хоронить. В госпитале ветеранов сказали, что сейчас много 95 и 100- летних и они бодро ходят. Надо менять отношение к пожилым людям, проводить конференции, обучать врачей отношению к пожилым людям, переламывать общий психологический настрой, собирать статистику о здоровье пожилых 90-100 лет, причинах смерти. Иначе у нас не будет в стране долгожителей, их уморят халатным отношением. В мире сейчас гордятся количеством долгожителей . А в журналах обещают, что родившиеся после 2000года будут жить до 125 лет. Значит надо менять общий настрой. Правильно участковый хирург сказал, что из больницы сейчас только на кладбище, такова статистика и не давал направление. Говорят в Ярославле, что старые люди сейчас больше одного для в больнице не живут, а это уже должно настораживать. Я чувствую вину перед мамой, я не уберегла ее, я не видела помощи, билась за нее без медицинских знаний из всех сил. И этих сил не хватило. Я безгранично скорблю.

Лебедева О.В.













от Лебедевой Ольги Владимировны
г. Ярославль, проезд Ушакова, д.7-б, кВ. 55




В конце мая получила заключение врачебной комиссии ГБУЗ ЯО КБ №10 о смерти моей мамы Лебедевой Людмилы Дмитриевны 27 марта 2019 года. Это подтасовка фактов и придание законности халатности и грубому доведению до смерти пожилого человека. Мы с братом привезли маму в больницу 10 от областного департамента здравоохранения по направлению заведующей и участкового терапевта поликлиники 2 больницы №8. Почему маму не направили в терапевтическое отделение согласно направлению терапевта? Участковый хирург не давал нам направление, сказал оттуда только на кладбище. У нас не было цели удалять пролежни, такие грубые вмешательства смертельны в 90 лет. Я хотела сделать маме анализы, выяснить ее состояние, причины его ухудшения и вывести из него. Заведующий отделением разговаривал с нами не больше одной минуты, очень холодно, не выяснял наши намерения, сказал, что пролежни не лечатся, я сказала, что у нее необходимо выяснить состояние, заведующий резко оборвал разговор. Мы с братом привезли маму в больницу 10 в 18 часов 26 марта. Были в большом стрессе от переезда, переживали за маму, брат ругал меня за направление в больницу. Почему мне дали ложную информацию, что маму повезут на перевязку? С 19 часов ждали анестезиолога, в 21 час повезли на перевязку. Меня не пустили в перевязочную, выдрали маме 3 пролежня, мама истошно кричала на все отделение. Я сомневаюсь, что был анестезиолог при таком крике за все время процедуры. До операции она на меня реагировала, я предложила ей мандарин, она сказала «Давай». После операции ее вывезли в бессознательном состоянии, с ногами в пятнах крови. 27 февраля 2019, за месяц до больницы хирург скорой удалил при мне маме гнойный пролежень на крестце, она не кричала, была в сознании, крови не было ни капли. Почему после операции в больнице было столько крови на ногах, вывезли вся спина в тампонах, их было десятки, значит, ей драли здоровую кожу. Почему заведующий решил . что мы хотим удалять пролежни, да еще в 21 час, на ночь, когда уже почти не будет врачей, при этом не было выяснено состояние мамы. Сделали анализ крови , а ЭКГ решили делать утром Даже не замерили тонометром, у нее в это время был ниточный пульс и аритмия от новокаина. Около 10 лет назад у мамы была остановка сердца от укола новокаина во время операции, врачи вывели ее из этого состояния, а врачи 10 больницы даже не попытались это сделать. По-видимому, анестезиолога не было, маму ввели в болевой шок, если анестезиолог бы был- это ухудшило состояние ее сердца. Плохо в обоих случаях - операцию нельзя было делать. После маминой смерти , когда я рыдала над ней с 6 до 8 утра заведуюший отделением равнодушно посмотрел ей в лицо, сказал: « я говорил», хотел подтвердить ее смертью свое мнение - только и всего.
В похоронном доме на магистральной 1 почему меня спросили –вы подписали вскрытие, они видели состояние мамы после больницы. Мы с братом не помним этого - нам дали копию заключения.
При вскрытии причина указана пролежни, похудение и атеросклероз ( в анализах всегда у нее холестерин в норме и больше хорошего). Диагноз не сообщали - врачебная тайна. Она в таком состоянии полноты (40-50кг) была уже 4,5 года. В 90 лет редко кто бывает полным, для лежачих это даже лучше. Аппетит у нее всегда был очень хороший, Ухудшилось только за последнее время. С пролежнями живут. У мамы моей знакомой после операции на сердце в 90 лет были гнойные пролежни, атрофия мышц. Знакомая отменила психотропные средства, стала маму сажать, делать комплекс гимнастики для рук и ног, она у нее поднялась, в 94 года ходит с ходунками. У меня отобрали такой шанс. Указывалось в заключении плохое состояние: я не знала, что в больницу надо привозить в цветущем виде. Если бы они оказали ей квалифицированную помощь, они увидели, как она хорошо может выглядеть, очень обаятельный человек. После операции в 21 час ночная дежурная сестра сказала, что нам не есть завтра весь день. Разве у мамы полостная операция, или ее уже вычеркнули из списка живых и ей не положена больничная похлебка? Уверяют - доставлена в плохом состоянии, но патологоанатом сказал, что у мамы все органы и сердце здоровые, в почках нет даже признаков гипертонии, скорая и перевозка делали два ЭКГ - сердце нормальное и здоровое,но мама умирает от ниточного пульса и аритмии при здоровом сердце и ей даже не попытались помочь, вывести из этого состояния, несмотря на мои крики о помощи, оставили без врачебной помощи.
Исходя из изложенных фактов:
1. Направление в хирургию, а не в терапевтическое отделение без учета направления терапевтом
2. Грубое удаление пролежней, не поставив нас об этом в известность - была указана перевязка. Должно быть получено от родственников письменное разрешение на операцию. Мы привезли ее для выяснения общего состояния.
3. Не оказана помощь в восстановлении сердечной деятельности ( ниточный пульс и аритмия) при здоровом сердце. Это нарушение наблюдалось до отъезда в больницу.
4. Анализы важные перенесены на утро, без них было совершено грубое хирургическое вмешательство без выяснения состояния мамы. Наличие большого количества крови говорит, что ей удаляли и здоровую кожу, а крики на все отделение говорят об отсутствии анестезии.
-как это можно считать квалифицированной врачебной помощью. Это больше похоже на средневековую казнь со сдиранием кожи и разбиранием на органы, азиатские способы расправы.
За последнее время наблюдается много трагических случаев:
Наша родственница положила отца в здравом уме в возрасте около 90 лет на профилактическое лечение в госпиталь ветеранов. Он вернулся оттуда в невменяемом состоянии и вскоре умер.
У моей знакомой у мамы в девяносто лет потребовалась операция на сердце, они прошла удачно, но сразу после операции начался сильнейший Альцгеймер, она никого не узнает, МРТ показала, что умерли отдельные участки мозга.
Знакомая положила свою маму в возрасте свыше 80 лет после падения в больницу, мама чувствовала себя хорошо, много разговаривали с ней, утром нашли ее мертвой на больничной койке.
У другой знакомой маме за 80 лет сделали в больнице операцию на кишечнике, они прошла успешно, но после операции умирает в реанимации от сердца, не разъясняя подробности, знакомая говорила, что имела претензии к врачам.
И это случаи из моего только ближайшего окружения.

О маме хочу сказать-умер замечательный человек с достойной судьбой, работник школы имени Терешковойю, уважаемый учителями и учениками, любимый близкими и родными, перенесший в молодости тяготы войны, за что им и дается долгая жизнь в старости, человек редких душевных качеств, сохранивший их до 90 лет. В молодости она десять лет работала после войны операционной сестрой у Несытова в больнице Семашко. Я не слышала от нее о таких случаях, тогда было другое отношение к людям. У меня отобрали лучшего друга, нанесена тяжелейшая душевная рана. Я имею высшее образование, работала инженером, у меня, как у всех моих сверстников, 10000 руб. пенсии, мама помогала мне и душевно и материально, я брошена на грань выживания.
Почему такое отношение к пожилым людям? Может, есть коммерческие связи с похоронными домами, или как говорят в народе в бюджете нет денег, ветераны много получают и поэтому им не оказывают квалифицированную медицинскую помощь?

Приложение на 3листах:
1. Первое мое обращение
2. Ответ от врачебной комиссии больницы №10





Лебедева О.В.

Главному врачу ГБУЗ ЯО КБ №10
от Лебедевой Ольги Владимировны
150057 г. Ярославль, проезд Ушакова, д.7-б,
кв. 55


Прошу выслать в мой адрес выписку из истории болезни и копию протокола патологоанатомического вскрытия в «Клинической больнице №10 » моей мамы Лебедевой Людмилы Дмитриевны, дата рождения- 2 ноября 1928г., умершей в вашей больнице 27 марта 2019г.

Лебедева О.В.
Мне не дают не выписку из истории болезни, не копию протокола патологоанатомического вскрытия, не сообщают диагноз-врачебная тайна, нужно разрешение мне,родной дочери, от мамы. Нет никаких сведений в страховой компании о лечении мамы.

(орфография письма сохранена)

 
 
Оставить сообщение используя соцсеть ВКонтакте
 
Написать комментарий через Facebook
Ваши комментарии помогут быстрее решить проблему, пишите правду, не бойтесь, ваше сообщение будет опубликовано анонимно!



По всем возникающим вопросам пишите нам на почту
39